Шалово, часть 8-я


Кузнечиха. Кузнечихой в нашей деревне называют довольно обширный по деревенским масштабам участок, ограниченный с юга и с востока рекой Лугой, а на севере и северо-западе примыкающий к Торошинскому (Школьному) озеру. Почему такое название? Достоверных сведений у меня на этот счёт нет. Но когда-то давно, в детстве, я слышал историю о том, что неподалёку от этого места жил в дореволюционные годы деревенский кузнец, и там же стояла его кузница. Остаётся только принять на веру эту версию. Границы этого замечательного объекта природы тоже чётко не определены, некоторые считают Кузнечихой лишь участок леса на южном берегу озера, однако многие старожилы, жившие в деревне ещё до войны, включали сюда и две большие поляны, всё это вместе в лесом образует своеобразный «полуостров». От деревни на Кузнечиху ведёт неширокая дорожка, круто спускающаяся вниз. Дальше расположена большая поляна, граничащая с лесом. Весной, в половодье, поляна заливается вышедшей из берегов Лугой. Здесь летом местные крестьяне заготавливали (и сейчас заготавливают) сено, а затем, когда отрастала отава, пасли коров и мелкий скот.  На поляне дорожка превращается в узенькую тропинку, которая затем разделяется надвое. Если пойти прямо, тропинка приведёт на берег реки Луги, где, за лесом, открывается ещё одна поляна. Левая тропинка ведёт в лес, а затем на берег Торошинского озера с великолепными старыми дубами и высокими соснами. Небольшой по размерам участок леса, тянущийся от берега озера до берега Луги по-своему уникален. В нём растут практически все виды деревьев и кустарников, характерных для Лужского района. И это место почти не изменилось со времён моего детства, в те годы Кузнечиха привлекала нас земляникой, черникой,, а главное, бывшими там в изобилии орешниками (лещиной).

Поляна на Кузнечихе.

Кузнечиха осенью.

Берег Торошинского озера.

Ещё один летний вид.

Дуб-великан на берегу озера.

Этот же дуб осенью.

 

Оленгарское поле (за правильность написания не ручаюсь) — это большая поляна сразу за речкой Шаловкой по левую сторону от деревенской дороги. Никакого вразумительного объяснения этого названия я не нашел. Ещё в детские годы я пытался узнать хоть что-то у деревенских стариков, но так никто и не смог ничего прояснить по поводу названия этого места. А сейчас уже и спрашивать не у кого. Но если углубиться в историю этих мест, то название можно связать с бывшей владелицей этих земель, Анной Романовной Энгельгардт. А Энгельгардское поле (язык можно сломать!), вполне за полторы сотни лет могло превратиться в относительно легко произносимое Оленгарское. Не стоит воспринимать уж слишком серьёзно это моё «научное открытие». Это всего-лишь мой домысел. Не более того. Но почему бы и нет? Скорее всего, этого мы не узнаем уже никогда, если только не найдется какой-нибудь дотошный историк этих мест. Да и поля то, как такового, уже давно нет. Теперь там лес. Настоящий густой Оленгарский лес. А раньше, сразу после войны поле было распахано и сажали на нем, по воспоминаниям очевидцев, горох. А еще раньше в войну, как утверждали пережившие оккупацию местные, немцы выращивали здесь кольраби. Видимо, хотели надолго обосноваться. Не вышло, однако. О том, что на поляне действительно что-то выращивали, говорят ещё угадываемые очертания гряд.
А насколько я помню, поле, когда оно было еще полем, а не лесом, служило пастбищем для коров. И для баранов, которые там паслись просто за компанию. Сами по себе.

Оленгарское поле. В 1976 году оно было ещё полем.

Оленгарское поле. Июнь 1980 года.

Ноябрьское утро на Оленгарском поле. 1982 год.

Поле было богато ранними маслятами, а по осени — рыжиками. Дальше, за полем, густой темный ельник, по краю которого росли осины и березки. Когда-то там было тропинка, и я, еще маленький, находил вдоль нее множество подосиновиков, белых, подберезовиков и лисичек. Сейчас молодой сосновый лес, покрывший бывшее поле, сомкнулся со старым ельником, тропинка почти исчезла. Существует множество мест, которые изменились не так и сильно за прошедшие годы, и до сих пор узнаваемы, как и во времена моего детства. Это же место изменилось так, что уже почти невозможно отыскать старые приметы.

Март 1985 года. На поле уже много молодой поросли.

Осень 2018 года. Поля, как такового, уже нет.

  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(4 оценки, в среднем: 5 из 5)