День пионерии

Сегодня исполнилось ровно 100 лет со дня основания Всесоюзной пионерской организации имени В. И. Ленина. Об этом почти никто сегодня не вспомнил. Всё правильно — другие времена, другие заботы. А в годы СССР этот день был одним из главных праздников сознательных советских детей, если не самым главным.

Современные дети мало что знают о пионерии, правильнее даже сказать — не знают ничего вовсе. Даже рождённые в начале-середине 80-х имеют весьма поверхностное и часто неверное представление о пионерском движении. Но мы, чья жизнь перевалила за пятый-шестой десяток, хорошо помним те самые времена, когда мы носили красные галстуки.

В годы своего дошкольного детства я был абсолютно аполитичен, спокойная деревенская жизнь и отсутствие телевизора мало способствовали формированию «правильных» политических взглядов. Я даже не знал поимённо членов Политбюро. Это было совсем неинтересно. Даже анекдоты про Хрущёва и про то, в каком кармане он носит расчёску, не вызывали у меня ровно никаких эмоций. Однако,  с началом обучения в начальной школе,  пришлось волей-неволей  впитывать «правильную» на тот момент идеологию. И в ускоренном темпе.

Собственно, нет ничего необычного в том, что правящая партия (тогда это были коммунисты) готовила себе «достойную» смену из подрастающего поколения. Такую смену, которая продолжила бы в будущем дело этой самой партии. Причем партия готовила её (смену) с малых лет, сначала это были  октябрята, потом — пионеры, за ними — комсомольцы. Это давало партийцам какую-то гарантию того, что курс, которым следует управляемая ими страна, останется неизменным, а сама партия с большой долей вероятности останется при власти. И при всех благах, которые эта власть даёт. Так было, так есть и так будет. Но речь не об этом.

Сегодня иногда приходится слышать, что в пионеры вступали чуть ли не по принуждению. На самом деле это не так. В большинстве случаев дети сами стремились вступить в пионерскую организацию. Воспитанные на рассказах, на фильмах о подвигах пионеров-героев, дети и сами мечтали стать такими же героями. Или же тимуровцами. Или хоть чем-то на них похожими. Красочная пионерская атрибутика здесь тоже играла не последнюю роль. Галстуки, пилотки с кисточками, горны и барабаны, костры — всё это было необычайно интересно и привлекательно. Сама причастность к такой организации считалась неким признаком «взрослости». Пионеры даже имели свой флаг, гимн и произносили клятву.

Торжественная клятва пионера на обложке тетради. Чтобы не забывали.

Не все сразу же становились пионерами. Обычно в эту организацию принимали с 9-ти лет, в 3-м классе, только тех, у кого были хорошие оценки и относительно хорошее поведение. Это создавало иллюзию, что в пионерскую организацию берут только лучших из лучших. Мне посчастливилось быть одним из таких. Я стал пионером аккурат в день рождения Ильича, церемония вступления состоялась возле Финляндского вокзала, у того самого памятника.

Конечно, в том возрасте ни у кого из нас не было каких-то убеждений, наоборот, в головах был полный сумбур. Но все хотели стать пионерами. И я хотел! Я был невероятно горд, когда им стал! Старался казаться серьёзным, хмурил брови, пытаясь тем самым придать своему взгляду целеустремлённость и решительность.  Как тогда казалось, мне это удавалось. Свежий весенний ветер трепал мой алый галстук, на груди красовался значок. И я давал себе обещание никогда не расставаться с пионерским галстуком. Счастью не было конца!

Но эйфория неожиданно быстро прошла. Проснувшись как-то утром, и глянув на себя, такого важного, в зеркало, я не смог сдержать смеха… 

Пролетел последний месяц учёбы, я отбыл на каникулы в деревню к бабушке. Отбыл убеждённым пионером, готовым на подвиги и добрые дела. И там я нарушил данное самому себе слово никогда не снимать галстук. Я его даже не одевал.

Осенью моё пионерство продолжилось, уже без былого энтузиазма. Теперь уже все мои одноклассники были приняты в пионерскую организацию, независимо от успеваемости и поведения. Звание пионера уже не давало повода для гордости, галстук вне школы всё чаще и чаще оказывался в кармане, а не на шее. «Взвейтесь кострами…» и другие песни распевались уже без былого вдохновения.

Но этот период своего детства я всегда вспоминаю добрыми словами. Всё же пионерия — это было хорошо, это было весело. Мы тогда только-только начинали взрослеть, начинали учиться приспосабливаться к жизни, такой сложной и изменчивой. Часто жестокой. Как оказалось.

И, детство — это детство. Счастливое время…

Поделитесь с друзьями
Стандартное изображение
Андрей Ж.
Статей: 24