Имени Штиглица

Мы очень любим куда-нибудь поехать всей семьёй и давно хотели побывать в музее Штиглица, и вот такой случай нам представился. Официально музей называется — «Музей прикладного искусства», а совсем уж по науке — «Учебный музей прикладного искусства Государственной художественно-промышленной академии имени А. Л. Штиглица». Находится он в историческом центре Санкт-Петербурга, в Соляном переулке. В начале 18 века в этом районе на реке Фонтанке была устроена верфь для постройки гражданских судов. А на месте нынешнего Соляного переулка был канал, ограничивающий сию верфь с восточной стороны. При верфи находились амбары для хранения соли, отсюда и название Соляного переулка. Тут же, в 1721—1722 годах была возведена Пантелеймоновская церковь, сначала деревянная, затем новая — каменная. Канал был позже засыпан, и храм Святого Великомученика и Целителя Пантелеймона, воздвигнутый в честь побед русского флота над шведами оказался расположен как раз на пересечении улицы Пестеля (до революции 1917 года улица эта называлась Пантелеймоновской, по церкви) и Соляного переулка.

 

Памятная доска на храме.
Пантелеймоновская церковь в конце XIX века со стороны Пантелеймоновской улицы. Фрагмент дореволюционной фотографии.
Пантелеймоновская церковь в наши дни со стороны Соляного переулка.
Барельеф на стене храма.

Барон А. Л. фон Штиглиц.

История Музея прикладного искусства началась с открытием в Петербурге в январе 1876 года Центрального училища технического рисования. Училище строилось на деньги, пожертвованные Александром Людвиговичем Штиглицем. Барон Штиглиц был управляющим Государственного банка России, крупнейшим финансистом и промышленником, одним из самых богатых людей Российской Империи. Штиглиц начал строительство первых железных дорог в нашей стране, в частности, совместно с бароном Фелейзеном построил пути из Петербурга в Петергоф (Петергофская железная дорога) и из Гатчины в Лугу. Барон был широко известен как меценат, благотворитель и горячий поклонник искусства. Человек безупречной честности, он тратил свои капиталы во благо России, в том числе и на развитие российского искусства и ремёсел. Одной из наиценнейших заслуг барона перед Отечеством было как раз учреждение училища технического рисования, а вместе ним и художественно-промышленного музея с богатейшей библиотекой. Одно только это способно было бы обессмертить его имя. Училище это было любимым детищем Штиглица,до последнего дня своей жизни был его почётным попечителем и завещал ему крупную сумму денег, благодаря чему училище смогло получить дальнейшее своё развитие. Главный корпус училища был создан архитекторами Александром Ивановичем Кракау и Робертом Андреевичем Гёдике. Первым из них, кстати, было построено на средства того же Штиглица и здание Балтийского вокзала на Обводном канале.
Первым директором училища и архитектором здания музея, построенного в 1885-1896 годах, был известный петербургский архитектор Максимилиан Егорович фон Месмахер. Зять Штиглица, А. А. Половцов после смерти барона завершил обустройство Училища и строительство здания музея.
После революции училище было закрыто, победившему пролетариату оно представлялось совершенно бесполезным. Музей перешел в ведение Эрмитажа, став его филиалом. В годы Отечественной войны музей серьёзно пострадал от артиллерийских обстрелов. После  войны училище было воссоздано вновь, получив при этом и новое имя — Ленинградское высшее художественно промышленное училище (ЛВХПУ) им. В. И. Мухиной, был возрожден и музей. Какое отношение Мухина имела к этому учреждению, неизвестно. Вместо этого длинного и труднопроизносимого названия чаще использовали «Мухинское училище» или просто — «Муха». С 1994 года это Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия имени А. Л. Штиглица (Академия Штиглица).

Здание музея. Фрагмент открытки начала ХХ века.
Училище, главный корпус. Фрагмент фотографии конца XIX века.

А теперь подробнее о самом музее. Само здание — одно из красивейших в Петербурге. Перед зданием музея установлены два великолепных бронзовых фонаря, которые были изготовлены в 1895 году по проекту Месмахера. Фонари украшены с четырёх сторон фигурками путти (от итальянского putto), это что-то типа купидонов, точно такие же, только без крыльев. Фигурки эти олицетворяют различные ремёсла. Некоторые части тела этих мальчиков-путти, чаще всего — это правая рука, пальцы ног натёрты до золотого блеска. Считается, что коснувшись фигурки, можно добиться успехов в означенных ремёслах, или, по крайней мере, успешно сдать экзамены.

К сожалению, посещение музея возможно только в формате экскурсии в сборной группе, чаще по предварительной записи. Иными словами, просто побродить по залам самостоятельно не получится. Цены на билеты заметно выше, чем в том же Эрмитаже, но желающих посетить музей хватает. Кроме экскурсовода, за посетителями зорко следит ещё и бдительный охранник. Смотрителей, как в других музеях, в залах нет. На них, похоже, сэкономили, поэтому и экскурсовод, и охранник вынуждены постоянно нервно одёргивать экскурсантов, то и дело пытающихся сунуть свой любопытный нос, куда не следует. А куда не следует — это три четверти залов музея. Сама экскурсия не слишком информативна и не предполагает длительного изучения экспонатов. Оно и понятно, жаждущих попасть в музей много, а персонала катастрофически мало.

Интерьеры музея просто сказочные, красочные, восхитительные, однако же, глаз постоянно цепляется за признаки разрухи: это то трещина в стене, то протёкший потолок, то вспучилась штукатурка, то краска облезла, шелушится. Пыль на многих экспонатах не убиралась давно, на многих горизонтальных плоскостях её уже солидный слой, на отдельных пыльных поверхностях даже замечены надписи на русском языке. Работники музея самоотверженно стараются хоть как-то сохранить бесценные экспонаты, какая-то реставрация худо-бедно ведётся, но этого мало. Чтобы сохранить музей, привлечь специалистов, нужны средства. Немалые. Экскурсиями их не заработать. Нужны меценаты, подобные Штиглицу, Половцову. Но таковых среди нынешних нуворишей нет. И не будет. Не стоит тешить себя иллюзиями. Похоже, что и государство Российское остаётся к музейным бедам равнодушно. Жалко, что вот так мы не ценим то, что оставили нам наши предки. Оставили более, чем богатое наследство с надеждой на то, что мы сохраним и приумножим его.
От посещения музея явно ожидаешь большего, тем более, что и цена немаленькая. Как я уже говорил, осмотреть получится от силы четверть залов музея, да и то, довольно бегло. В остальные вас не поведут и даже заглянуть не позволят. А заглянуть так и тянет. А, может быть, это и правильно, что не позволят, ведь многие закрытые залы попросту захламлены (я всё-таки заглянул).
И лучше, конечно, подготовиться к посещению музея заранее, чтобы успеть задать вопросы экскурсоводу,  и не факт, что вы получите ответ. Время осмотра музея, повторюсь, очень ограничено. Но посетить музей всё же стоит.

 

Поделитесь с друзьями
Андрей Ж.
Андрей Ж.
Статей: 26